haikudaily Golden Entry

Category:

Здравствуй, грусть

1688 год, весна. Поэту Басё 44 года, он путешествует в горах, когда вишни в самом цвету. Последние лучи солнца озаряют лепестки сакуры, и они погружаются в сумерки. Это рождает у Басё чувство тоски, то самое состояние «саби», которое, кажется, уже знакомо каждому современному культурному человеку.

Кацусика ХокусайМежду 1830-1850 годами. Мужчина и женщина, нарисованные со спины. Мужчина показывает на что-то левой рукой, а в правой держит зонтик от солнца. Женщина закрыла лицо руками. Непонятно она всматривается вдаль или плачет
Кацусика ХокусайМежду 1830-1850 годами. Мужчина и женщина, нарисованные со спины. Мужчина показывает на что-то левой рукой, а в правой держит зонтик от солнца. Женщина закрыла лицо руками. Непонятно она всматривается вдаль или плачет

Между цветущими вишнями затесалось еще одно дерево — асунаро (по-русски «туевик»). С японского его название дословно переводится как «завтра стану». Во что же оно намеревается превратиться завтра? Дело в том, что асунаро — это ложный кипарис, в сумерках вполне сойдет за настоящий, который ценят за дорогую древесину. Собственно, его название — это сокращенная фраза «Завтра стану кипарисом» (асу-ва хиноки-ни наро:). Несбыточная мечта для сорного дерева.

Вот такое трехстишие пишет Басё, наблюдая за уходящим солнцем и незадачливым псевдо-кипарисом:

Солнце село, и грустно мне,
Что во тьме растаял вишни цвет!
Асунаро

日は花に 暮れてさびしや あすならふ
хи-ва хана-ни/ курэтэ сабиси я/ асунароо

Вы, наверное, уже знаете, что в хайку часто описываются два явления, которые соперничают друг с другом или взаимодействуют как-то иначе. В данном случае цветущие вишни оказываются в неких взаимоотношениях с деревом асунаро.

Мне кажется, что этот несчастный недокипарис — метафора состояния самого Басё. Молодость исчезла как цветы вишни, а зрелость и твердость настоящего кипариса так и не пришла. Одна лишь только видимость.

Произнося в конце «асунаро» поэт как бы спрашивает, а завтра-то что будет? Стану ли я настоящим? Печально тут звучит мотив собственного несовершенства, невозможность стать тем, кем ты хочешь быть. Все мы в сущности, будто говорит нам Басё, являемся «асунаро», мечтающие когда-нибудь «завтра» превратиться во что-то подлинное.

На мой взгляд, это одно из лучших проявлений японской поэтической грусти.

Haiku Daily в Telegram, где вы точно ничего не пропустите

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened