haikudaily Golden Entry

Category:

НИЗКАЯ ПОЭЗИЯ. КАК В КОТИКЕ УВИДЕТЬ ЧЖУАН-ЦЗЫ

Есть поэзия высокая (серьезная), а есть низкая (юмористическая). Как думаете, какую понять сложнее?

На практике выясняется, что низкая поэзия бывает очень сложной, в ней можно зашифровать вещи философские и очень даже изящные.

Для японской поэзии зачастую важен не только текст и контекст, но и визуальный ряд, который эту поэзию сопровождает. Более того, в таких живописно-поэтических «тандемах» совершенно невозможно разобрать, что здесь главное, а что второстепенное. Текст влияет на изображение? Изображение на текст? Скорее всего, они проникают друг в друга и создают какой-то новый формат.

Давайте изучим чудесный свиток из музея Метрополитен. Вы удивитесь, когда обнаружите на свитке совсем не то, что увидели поначалу.

Если бы вы гуляли по залам музея и остановились перед этим свитком, то подумали, что там изображен лишь толстый кот с прикрытыми глазами. Спящий кот или медитирующий кот.

Впрочем, слева вы бы заметили надпись скорописью, которая похожа на стихи. Да, это и есть юмористическое стихотворение в популярном в 17 веке жанре кёка — по форме как бы пятистишие танка, но не серьезного возвышенного содержания, а низкого, где ценилась игра слов.

Автор рисунка и стихотворения — буддийский монах Ходзобо Синкай (1626–1688), который скорее всего вам совершенно незнаком. Его стихи, кажется, не переводились на русский язык. Думаю, что лучше всего рассказать о нем через его наставников, ведь они были действительно великими людьми.

Поэзию он постигал у прославленного поэта Мацунаги Тэйтоку, обожавшего каламбуры и зашифрованные символы, которые невозможно понять современному неподготовленному человеку (помните про Луну, которая заставляет всех спать днем?). А чайной церемонии Синкай учился у великого мастера Кобори Энсю, который был реформатором и придумал особый стиль чайного действа «кирэй саби», то есть «изысканный саби» или «чистый саби» (да, у слова «кирэй» несколько значений, поэтому перевести его однозначно на русский совершенно невозможно).

Судя по тексту стихотворения, это изящная пародия на притчу о Чжуан-цзы и бабочке. Напомню эту притчу для тех, кто, возможно, забыл детали:
«Однажды Чжуан-цзы приснилось, что он бабочка, весело порхающий мотылёк. Он наслаждался от души и не осознавал, что он Чжуан-цзы. Но, вдруг проснулся, очень удивился тому, что он – Чжуан-цзы и не мог понять: снилось ли Чжуан-цзы, что он – бабочка, или бабочке снится, что она – Чжуан-цзы?!»

Вместо китайского мыслителя в стихотворении и на свитке главным героем выступает толстый сонный кот, которому снится бабочка. Кот такой пушистый, что напоминает роскошный цветок пиона, который не упоминается в тексте прямо, а остается зашифрованным в слове «фуками-гуса» ふかみぐさ — это и «густая трава», и другое название пиона.

Прекрасный пример, когда на картине изображен кот, но благодаря стихотворению читающий зритель видит не только кота, но и традиционный мотив восточной живописи — пионы и бабочки, а также вспоминает великого Чжуан-цзы.

Сотрудники музея Метрополитен большие молодцы, они затранскрибировали само стихотворение, дали перевод на английский и даже разобрали игру слов. Однако, кажется, они потеряли один слог из оригинала — や «я». А мне этот слог на даёт теперь покоя.

Это «я» входит в конструкцию «ни я ару раму» にやあるらむ, которая переводится как «возможно». А может ли это «я» одновременно быть слогом из звукоподражательного японского слова «ня», которое означает «мяу»?

Не уверена, что мое предположение верно, но почему бы не вставить «мяу» в перевод для словесного каламбура. Например, так, как это сделала я:

Глубоким сном
Среди густых пионов
Уснул мой кот.
«Жизнь бабочки есть сон»?
Быть мяу грезится ему…

とっくりと ねこのねむりの ふかみぐさ
胡蝶の夢を みるにやあるらむ

Вот такая получается «низкая» поэзия, где так много аллюзий и смыслов — от визуальных до литературных

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened