Красота по-японски

«Ни одна рукотворная вещь не может считаться здоровой, если она лишена простого практического смысла», — гениально про японское отношение к вещам.

Самая главная чайная чаша, признанная национальным достоянием Японии, чья стоимость в несколько раз превосходит стоимость храма, в котором она хранится, носит имя Кидзаэмон Идо.

Она совершенно удивительная. 

В 16 веке её вылепил в Корее безымянный мастер, а в начале 17-го японские чайные мастера сделали из нее предмет, совершенно иной по смыслу и духу.

Вот как об этом рассуждает Соэцу Янаги — японский культуролог и создатель теории народного искусства.


«Существует одна-единственная чайная чаша, признанная лучшей во всем мире —именно в ней воплотилась сущность чая.

В 1931 году я увидел эту чашу своими глазами. Я долго мечтал об этом, ожидая понять, каким образом смотрели на мир японские чайные мастера, а заодно проверить свое восприятие — ведь эта чаша воплощала красоту в миниатюре, любовь к красоте, философию красоты, а также отношения между красотой и жизнью.

Она лежала в пяти коробках, укутанная в шерсть и завернутая в яркий фиолетовый шелк. 

Как только я увидел ее, мое сердце оборвалось. Хорошая чаша, но обычная! Совсем простая. Ни следа орнамента, ни особого замысла. Простецкая корейская чашка для еды, какую бедняк-крестьянин использует каждый день. Грошовая вещь без какого-либо «лица». Ею пользовались как бог на душу положит, купили по случаю в лавочке недалеко от дома. Слепили кое-как, обожгли без усердия, по ходу дела к ней прилип песок, но это никого не волновало. Кому бы пришло в голову вложить в нее хоть какие-то мечты? 

Но это была ВЕЩЬ. Простая и безыскусная, прямолинейная и естественная, невинная и робкая: в чем заключается красота, если не в этих качествах? Кротость, мягкость, строгость — вот то, что так естественно вызывает человеческую привязанность и восхищение.

Но главное, что в этой чаше было что-то абсолютно здоровое — ведь она сделана со смыслом. Приносить пользу. Каждый день. Ни одна рукотворная вещь не может считаться здоровой, если она лишена простого практического смысла.

Эта чаша вышла из грязной кухни, чтобы занять свое место на высоком пьедестале.

Когда я сказал эти слова, корейцы засмеялись, но это было ожидаемо. Тем не менее мы все правы — и смех, и хвала заслуженны. Если бы они не засмеялись, то они не были бы теми людьми, которые могли бы сделать такую чашу.

Корейцы делали чаши для риса, а японские мастера сделали из чаш для риса — произведения для чайной церемонии».

Согласны с мнением Соэцу Янаги? Нет ли тут некоторого позерства и возведения практичности в культ?

Haiku Daily в Telegram

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened