И всё равно — Хокусай

«Я листаю каталог выставки и не вижу этой гравюры укиёэ в списке основных шедевров! Вы только представьте уровень экспозиции!» —  бодро и оптимистично тараторит девушка-телекорреспондент, стоя перед перед знаменитой гравюрой Хокусая «Большая волна в Канагаве». 

И действительно, кто не видел эту знаменитую гравюру, которая сегодня стала символом всего классического искусства Японии? И если она не главный шедевр, то что же это за шедевры? 

Кацусика Хокусай (1760-1849). Большая волна в Канагаве

Должна признать, что девушка сделала правильный акцент — японцы в своей культуре ценят совсем иные вещи, не те, что нравятся нам, европейцам. 

Забавно, что мода на японские гравюры укиёэ в самой Японии пришла с Запада, когда японцам стало вдруг интересно - почему это европейцы с таким пиететом относятся к вещам, которые у них в стране считаются обычными картинками, наподобие русского лубка. Достаточно сказать, что укиёэ в Японии не коллекционировали до конца 19 века, а некоторых авторов — аж до 40-х годов 20 века.

Ну а что же почитали и продолжают почитать японцы? 

К примеру, подлинным шедевром считают вот эту ширму с богами ветра и грома. Такие ширмы делались для знати, чтобы украшать их покои и замки. 

Огата Корин. Боги ветра и грома. Пара двустворчатых ширм. Бумага, краски, кисть, сусальное золото. Токийский национальный музей. Особо ценный объект культуры

Ценилась также портретная живопись. Эта работа, например, выполнена с явным влиянием западной школы, когда в верхней части портрета используется светотень, а нижняя часть пишется в традиционной японской манере без объема.  

Ватанабэ Кадзан (1793-1841). Портрет Таками Сэнсэки. Шелк, краски. Школа бундзинга (нанга) Токийский национальный музей. Национальное сокровище

Лично мне больше понравилась другая ширма — монохромная, с бытовым сюжетом, где семья с ребенком отдыхает под навесом из тыков-горлянок и любуется на полную луну. Удивительно, что девушка сверху полностью обнажена.

Кусуми Морикагэ (около 1620 – 1690 (?)). В часы прохлады. Двухстворчатая ширма. Бумага, краски, тушь. Токийский национальный музей. Национальное сокровище

Чьи гравюры ценятся высоко, так это портретиста Тосюсая Сяраку. Дело в том, что сам автор активно работал всего лишь 9 месяцев, что не помешало специалистам выделить в его творчестве целых 4 периода! За это время он успел создать 142 работы. Некоторые из них сохранились в единственном экземпляре.

Тосюсай Сяраку. Актер Араси Рюдзо в роли ростовщика Исибэ Кинкити

А вот Хокусай-живописец с портретом красавицы. Если гравюры Хокусая создавались целой командой мастеров, где художник лишь делал эскиз, то живописные работы — полностью дело рук самого мастера. 

Кацусика Хокусай (1760-1849). Красавица, читающая письмо

Портрет пьяного китайского поэта Ли Бо мне напомнил рисунки Рембранта или Дюрера. 

Икэно Тайга (1723-1776). Пьяный Ли Бо

Хочется упомянуть и единственную женщину художницу, которая оказалась на этой выставке в компании мужчин. Ода Сицусицу выбрала себе одну тему, на которой специализировалась — цветущую сакуру. Это лишь небольшой фрагмент свитка, но и по нему заметно дивное сочетание энергии и эфемерности, свойственной японской вишне.

Ода Сицусицу (1779-1832). Сакура у храма Хорайдзи в Эдо

Гуляя по выставке я все равно ловила себя на мысли, что вернуться и еще раз бросить взгляд мне хочется лишь на две гравюры Хокусая — на «Большую волну в Канагава», которую я вынесла в самое начало, и на «Грозу у подножия горы». Получается, что европейцы 19 века были правы — в 21 веке Хокусай лично для меня затмевает все остальные живописные шедевры эпохи Эдо.

Кацусика Хокусай. Гроза у подножия горы. Гравюра из серии «36 видов горы Фудзи»

Выставка «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо» открыта в ГМИИ им. Пушкина с 4 сентября по 28 октября 2018 года

Haiku Daily в Telegram

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened