ДВА ПОКЛОНА ДО МИСИМЫ

В Японии не работает теория шести рукопожатий, просто по той причине, что там не принято жать руку. Поэтому я вывела для себя правило поклона — универсальное средство общения между японцами. От Юкио Мисимы меня отделяют всего два.

В начале 2000-х я активно преподавала «русский как иностранный», а моими учениками были преимущественно японцы, причем тележурналисты, живущие в Москве.

Одного ученика звали господин Ота. Он был уже  в солидном возрасте, но очень прилежным. На своих занятиях я старалась, чтобы ученики как можно быстрее начинали говорить «от себя», поэтому поддерживала разговоры на темы, далекие от учебника — мы говорили обо всем, что интересовало моих учеников.

Господин Ота оказался общительным и вскоре я неплохо знала историю его жизни. В 1968 году он учился на юридическом факультете Токийского Университета, придерживался левацких убеждений и участвовал в студенческих забастовках. «В тот год мы вообще не учились: бастовали, строили баррикады, читали Маркса и часами говорили о политике», — вспоминал он. 

Так японская полиция разгоняла студенческие протесты в Токийском университете

Тут конечно стоит сделать отступление и сообщить, что юридический факультет Токийского Университета — это место силы. Так уж сложилось, что вся политическая элита Японии, как правило, проходит через Токийский университет, и в частности через его юридический факультет. Господин Ота был талантливым мальчиком из провинции, самостоятельно поступившим в Тодай, без протекции.

Мисима пришел в университет в самый разгар студенческих волнений. Набился целый зал политически активных юношей и девушек, мечтавших высказать Мисиме презрение к его консервативным монархическим убеждениям. Легко представляю себе эту картину — маленький Мисима и жаждущая крови студенческая толпа. Мой ученик стоял далеко от сцены и не услышал ничего из того, что говорил Мисима, — даже звука его голоса. 

Мисима выступает перед студентами Токийского университета

Через два года господин Ота второй раз увидел Мисиму: зашел в вагон метро и нос к носу столкнулся с «последним самураем Японии». По его словам, он зачем-то опустил голову, как при поклоне. Мисима стоял хмурый в куртке, застегнутой наглухо. Через два месяца после встречи в метро, 25 ноября 1970 года, господин Ота узнал, что Мисима совершил публичное сэппуку.
Господин Ота не закончил Тодай — его отчислили за левацкие убеждения, и он оказался служащим в телевизионной компании также левого толка. Он легко сделал приличную карьеру, потому что в те годы работа на телевидении была крайне непрестижной, в отличие от газетной журналистки, прорваться куда было заоблачной мечтой.  

Когда я познакомилась с господином Ота, он был весьма доволен жизнью и больше не считал Мисиму кошмарным экстремистом, как тогда, в далеком 1968 году.

А это хайку на тему вестернизации Японии Юкио Мисима написал в нежном возрасте 16 лет. 

Здание Рокумэйкана, построенное по проекту британского архитектора Джосайи Кондера. На его строительство правительство Японии потратило 180 тысяч йен

В 1883 году правительство Японии открыло знаменитый клуб Рокумэйкан с первыми светскими балами, куда можно было попасть только в европейской одежде. Клуб закрылся в 1933 году, когда Мисиме было всего 8 лет, и конечно, он не мог там бывать. Эти стихи — лишь его фантазия о потерянной Belle Époque, когда японские джентельмены вальсировали с японскими дамами, подражая и русским дворянам в том числе, а русские вещи ценились также высоко, как французские или английские, особенно после победы Японии в русско-японской войне:

В бальном зале
Сувенир из России —
Дамский веер

舞踏会露西亜みやげの扇かな
буто:кай/ росиа миягэ-но/ о:ги кана

Знаменитый бальный зал Рокумэйкана. Гравюра Тоёхары Тиканобу

Haiku Daily в Telegram, где вы точно ничего не пропустите

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened